Рефераты по БЖД

Общество и терроризм: заколдованный круг

Летом 2001 г. пятнадцатилетний подросток в Москве (микрорайон Отрадное) зарезал двенадцатилетнего мальчика. Нанес ему более двадцати ударов ножом. Объяснение самое тривиальное – не нравилась ему жертва. На следствии выяснилось, что у подростка это уже не первое убийство. За несколько месяцев до этого он также зарезал бомжа. Просто из интереса, посмотреть, как это бывает. Посмотрел, попробовал – понравилось [16].

В публицистической литературе неоднократно отмечалось, что современные подростки на вопрос анкеты «Кем бы ты хотел стать?» нередко отвечают: «авторитетом», «паханом», «вором в законе», «крутым бизнесменом». Причина не только в искаженности социальных ценностей в обществе, но порой в наличии наглядных примеров «успешной преступной деловой карьеры» старших братьев, друзей, знакомых с улицы – тех, кто еще несколько лет назад были такими же, как он, а сегодня разъезжают на иномарках, занимаются «частным» бизнесом, кого боятся и уважают в криминальном мире. Из сознания подростков вытесняется информация о тех молодых преступниках, которые находятся в местах лишения свободы, прячутся от правосудия и тех, кто стал жертвой кровавых разборок.

Стремление войти в состав референтной группировки криминальной направленности порождает повышенную внушаемость, конформность, т.е. беспрекословное согласие со всеми требованиями группы, даже если это противоречит личным убеждениям новых членов, готовность выполнять самые непрестижные поручения. Например, наличие в дворовой компании авторитетных лиц с преступным прошлым (и настоящим) ускоряет процесс повышения криминализации и организованности группы.

Механизм формирования преступного поведения описан в 40-х годах Эдвином Сатерлендом в концепции «дифференцированных связей», или, как ее образно называют, теории «дурной компании». Автор сформулировал следующие тезисы: преступному поведению учатся, взаимодействуя в процессе общения с другими людьми; обучение преступному поведению происходит главным образом в группах; чем более часты и устойчивы связи индивида с моделями преступного поведения, тем больше вероятность того, что индивид станет преступником [17].

История борьбы с терроризмом в России давно показала, что слагаемыми успеха в этой области являются действия с опережением, использованием научных методов работы, использование широкого спектра оперативно-технических средств, имеющихся в распоряжении специальных служб, а также высокого профессионализма специально подготовленных сотрудников, противопоставленных хорошо организованным, строго законспирированным иидейно сплоченным террористам-профессионалам.

Практика и опыт наглядно демонстрируют: для успешного противодействия террористической активности экстремистски настроенным элементам необходимо идти по линии ужесточения действующего законодательства, широкого применения на его основе репрессивных мер в том случае, когда все иные меры исчерпаны.

Согласно экспресс-опросу, проведенному в 2001 г. еженедельником «Аргументы и факты», «90 % россиян поддерживают предложение мэра Москвы Юрия Лужкова ввести для террористов, виновных в гибели людей, высшую меру наказания – смертную казнь. Ведь именно безнаказанность провоцирует преступников на новые терракты. В Чечне, например, из-за этого расценки на минно-взрывной войне упали до минимума. Так, за установку фугаса или растяжки полевые командиры платят боевикам уже не 50-100 долл., а всего лишь 10. А за совершение крупного терракта в городах России обещают уже не 100 тысяч баксов, а всего 5-8 тысяч…» [5].

У России есть один путь – искоренить терроризм в принципе. Но этого невозможно достичь «средствами Запада» – ковровым бомбометанием, пусками крылатых ракет по «базам», дальнобойной артиллерией, наймом провокаторов, прочесываниями территорий и зачистками земельных площадей. (Ветеран афганской войны генерал Громов предлагал даже применить против террористов стратегическую авиацию). Искоренить терроризм в России возможно только одним способом, – создав то жизнеустройство, которое лишает терроризм социальной и культурной базы.

Для терроризма такого масштаба, какой нам предстал сегодня, необходимы условия. Чтобы добывать, хранить, развозить и взрывать тонны взрывчатки за две тысячи километров от дома, нужно много надежных и умелых людей. Тысячи должны созреть для этого – из них отбирают сотню. Такие условия возникают, когда происходит массовое и несправедливое обеднение ранее благополучных и достаточно образованных людей. Когда для большого числа молодых людей рушится привычный мир, и они оказываются вытесненными из жизни «этим обществом».

Это и произошло в Чечне. Массовая преступность и насилие в Чечне, – прежде всего следствие тяжелейшего обеднения, вызванного реформой, а не Хаттабом. Обеднение разрушило основы сознания. В 1980 г. доходы жителя Чечни в среднем были в 2,6 раза ниже, чем у москвича, а в 1992 г. стали в 9,1 раза ниже. Это был опасный разрыв, он перешел в критическую массу. Средний москвич купил в 1992 г. товаров и продуктов на 52,3 тыс. рублей, а житель Чечни – на 3,3 тыс. В 17 раз меньше! Опустись жизненный уровень москвичей до уровня Чечни, взрыв преступности в столице затмил бы все, что мы видели до сих пор. В результате войны Чечня обеднела еще сильнее (официальные данные не публикуются, а то, что публикуется резко занижено). Заметим, что этот фактор – не причина терроризма, а лишь благоприятная среда для него. Как голова – не причина появления вшей, но если голову не мыть, то заползшая вошь размножается.

Население России уже разделилось на два мира, и между ними уже идет «молекулярная» гражданская война. И не должно нас удивлять, что мешки с сахаром-гексогеном таскают на потных спинах малограмотные чеченцы из низшей касты. И в коннице Шкуро под Воронежем отличились ингуши, и на сандинистов ЦРУ сумело через Ватикан натравить индейцев-мискито (которым сандинисты вернули их земли, захваченные «Юнайтед фрут»). Сегодня России наносится вероломный и смертельный удар – русских стравливают с мусульманским миром. Телевидение упорно не замечает, что в связи с этим мусульманские духовные лица заявили свой протест. Для СМИ неважно, что арабские ученые неоднократно объясняли, что «исламизм» – политическая маска, недавно и наспех состряпанная. Ничего этого российскому зрителю и читателю не сообщается.

Второе условие, отмеченное нами ранее, – сдвиг в культуре. Терроризм обязательно требует оправдания, легитимации в достаточно большой части народа. Иначе ни за какие деньги молодежь не пойдет в ряды боевиков. Наемные убийцы – совсем другой тип. Рядовые террористы убивают и умирают за идеал, и чтобы его создать, надо сначала изуродовать их систему ценностей. Их надо убедить, что в отношении их группы (социальной, религиозной, этнической и т.д.) совершена нестерпимая несправедливость, которая может быть смыта только кровью. Тогда человеком движет чувство мести, которая, казалось бы, уничтожает несправедливость и восстанавливает социокультурное равновесие в мире. Талион (как принцип равного воздая

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7 


Другие рефераты:

© 2010-2016 рефераты по безопасности жизнедеятельности