Рефераты по БЖД

Об идеологии контртерроризма

1. Идеологические «измы» не для контртерроризма

Современные террористы не связывают себя как прежде заботами о привлечении на свою сторону «прозревших сторонников» или прозелитов. Заблуждаются те, кто усматривает в многочисленных Интернет-сайтах террористов идеологические методы вербовки в свои ряды. В них не попадают с «виртуальной улицы». Стремящиеся к компонентам ОМП террористы высоко организованы и мотивированы внецивилизационными установками. Они не боятся уничтожать невинное гражданское население, например, «золотого миллиарда». Их не заботит также ограничение потерь в своих собственных рядах. Более того, религиозные экстремисты, например, из «Аль-Кайды» стремятся к наибольшим потерям у себя и среди своих жертв. Культ жертвенности и мученичества (martyrdom) освящает действия современных террористов во много раз больше, чем ранньше.

Новый терроризм XXI века не совпадает с прежними идеологиями коммунизма, капитализма, маоизма и т.п. Те идеологии обсуждались во властных институтах и учебных аудиториях, видоизменялись в результате выборов и других политических действий. В идеологиях была заметна роль «человека улицы», а у современных международных террористов ее нет. В них все держится на фигуре типа Усамы бен Ладена.

Прежние древнейшие методы и инструменты урегулирования конфликтов с реальной или демагогической заботой «о простом человеке» остаются в прошлом. Но по-прежнему актуально мудрое наставление Сун-Ци: «В войне проигрывает не тот, кто менее вооружен, а тот, кто меньше знает о противнике».

Считается, что сегодняшний терроризм стремится к глобальному воздействию на большие массы людей. Ему позиции отдельных людей или партий якобы не интересны. По этой логике контртерроризм не вправе превентивно действовать против индивидов и партий, а воздействовать лишь на массы.

Есть и иная школа «стратегического мышления». В ней есть сумасшедшие-одиночки или «посланцы Бога». Именно на них, как полагают сторонники этой школы, можно «вешать» ответственность за террористические акты с применением компонентов ОМП. А длинные цепочки простых исполнителей, в том числе и добровольцев-смертников, предлагается не судить строго после осуществления превентивных мер.

2. Технические средства глобального противостояния

Для определения «виновных» и «невиновных» в подготовке кровавых терактов контртерроризму требуются мощные компьютерно-аналитические средства. Их предоставляет глобализация, в частности, информационная революция.

«Цифровые» технологии применительно к потребностям войны с терроризмом давно стали предметом пристального изучения в США и других странах НАТО. Там давно обнаружили, что по Интернету террористы способны переводить друг другу крупные денежные средства. Это делается по банковским электронным системам, например, из Судана, где у Усамы бин Ладена крупный дорожно-строительный и фармацевтический бизнес, на Филиппины мусульманам-повстанцам Движения Моро или из Флориды в Австралию, где местные аборигены способны создать «головную боль» при транспортировке урана, партии которого могут оказаться на «черном рынке» делящихся материалов.

За что такая ненависть к США и Израилю, например, в арабском и более широком исламском мире? Примитивное объяснение до мартовских (2004 года) взрывов в Испании сводилось к обычному и «грязному ядерному» реваншизму этих сил за поражение в трех арабо-израильских войнах и агрессии против Ирака в 1991 и 2003 гг.

Но если учесть декабрьский (2003 года) отказ Ливии и Ирана от разработки ядерного оружия, то эти аргументы теряют свой смысл. Теперь в этих странах не могут вестись официальные поиски корней глобального терроризма. Однако, неофициальные, с применением превентивных ударов, - могут.

При этом возникают вопросы этики противодействия терроризму, особенно с «ядерным» или «радиационным лицом». У кого есть юридическое и моральное право на ведение переговоров или превентивное уничтожение террористов?

3. Технология принятия политической и юридической ответственности

На протяжении столетий понятие «террор» меняло свой смысл. Во времена Великой Французской революции было узаконено «правление террора». В России также был официально признан «красный террор» времен Гражданской войны 1918-1921 гг. как системно-образующий. От него пошло юридическое оформление террора по отношению к «классовым врагам» Советской власти, правящей КПСС, Советскому правительству и т.п.

Поэтому террор как политическая концепция государства может подразделяться на типы осуществления насилия или угроз применения средств насилия, в том числе и ядерных и радиологических. Но угрозы такого уровня (с использованием компонентов оружия массового поражения - ОМП) преследуют цели, связанные с региональными или даже глобальными политическими переменами или, по меньшей мере, захватом власти в ключевой для таких перемен стране.

При таком подходе к терроризму выявляются его фундаментальные особенности -это спланированная, хорошо рассчитанная и систематически осуществляемая акция. В зависимости от технической и кадровой оснащенности терроризм может носить локальный, региональный и глобальный характер. Кто и как может его оценивать, предотвращать и судить виновных? Возникли многие коллизии, вызвавшие кризис прежней антитеррористической структуры, например, в США.

Там кризис антитерроризма и политико-юридические потребности контртерроризма стали обсуждаться недавно и то, «благодаря» событиям 11 сентября 2001 года, а также недавним юридическим скандалам вокруг пленных «талибов» на американской базе в Гуантанамо на Кубе.

Сторонники Администрации Дж. Буша считают, что террористов, ввиду тяжких последствий от их действий, нужно не «локализовать», а обезвреживать до свершения ими террористического акта. При этом, как утверждает бывший сотрудник Госдепартамента США по координации контртеррористических мероприятий Л. Пол Бремер (L. Paul Bremer), «нам не нужно искать причины недовольства бин Ладена нами и нашими ценностями . и искать истоки его терроризма». По его мнению, необходимо реально сокращать как существующую, так и потенциальную базу, с которой террористы могут атаковать США и другие страны-участницы войны с глобальным терроризмом.

Итак, на смену «войн идеологий» и «столкновений цивилизаций», как об этом писал С. Хантингтон в 1990-х гг., пришла «конкретная» технология борьбы с терроризмом.

В деидеологизации контртерроризма есть своя закономерность. Слишком часто менялись действующие лица и стоящие за ними структуры в историческом споре творцов и жертв террора. Так, например, в конце XVIII века лидер Великой Французской Революции Максимилиан Робеспьер считал, что революционный террор против «старого режима» был достоинством нарождавшейся тогда демократии. Аналогично мыслили большевики в России и маоисты в Китае и радикально настроенные правящие партии в ряде социалистических стран Азии и Латинской Америки.

В наши дни ни в одной стране мира у современных террористов нет былых романтически революционных надежд на победу над «старым режимом». Но у них есть конкретные рыночные и политические интересы, прикрываемые идеологическими химерами для введения в заблуждение масс своих сторонников и противников.

Потенциал контртерроризма

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6 


Другие рефераты:

© 2010-2016 рефераты по безопасности жизнедеятельности