Рефераты по БЖД

Радиация и мы

Главный вопрос - что это означает. Мутации в минисателлитах нейтральны по своей сути и не сказываются на жизнеспособности детей. Казалось бы - ну пусть их частота мутаций возрастает хоть в сто раз - все равно это не имеет никакого влияния на смертность и заболеваемость. Это, к сожалению, не так. Увеличение частоты мутаций среди минисателлитов, произошедшее после Чернобыля, свидетельствует о том, что радиация уже привела к генетическим изменениям среди потомков облученных родителей. Иными словами, процесс пошел и, судя по всему, он затронул не только минисателлиты. Используя наши данные, предсказать последствия произошедших изменений для здоровья последующих поколений пока нельзя. Теоретически, они должны быть минимальны. Но изучать их надо, они должны стать предметом серьезного и всестороннего исследования в последующие годы”.

Аисты и радиация

Рассказывает Самусенко Э.Г., биолог, участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в 1986-1989гг. (Сокращенный текст)

“Аисты недаром избраны учёным миром индикационными видами. Помимо того, что они служат показателями динамики численности многих видов и групп животных, они также характеризуют ряд других процессов в природе и деятельности человека, связанной с влиянием на окружающую среду. Об этом говорится в соответствующих разделах: "Эпизоотологическая роль аистообразных", "Аисты и мелиорация", "Аисты и охота". Но самым неожиданным явилось выявление белорусскими учеными индикационной роли аиостообразных при радиационном загрязнении местности, что стало возможным во время всестороннего изучения роли различных животных в условиях радиоактивного заражения значительной части территории Беларуси в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Юго-восточная Беларусь является одним из наиболее плотно заселенных аистами районов. Столица белорусской части зоны - город Хойники - являлся в своё время рекордсменом среди городов республики по численности белых аистов. В книге " Птицы Белоруссии" (1967) приводится рекордный для Европы показатель - 14 гнёзд белого аиста на одном старом тополе в Хойниках. Это второе место в мире после старого дерева в Марокко, на котором было отмечено 28 гнёзд. По много гнёзд белых аистов находилось в других населённых пунктах трёх юго-восточных районов. По учётам белых аистов, проведённым нами в середине 80-х годов, до катастрофы на ЧАЭС, в Брагинском районе гнездилась 291 пара, в Хойникском- 209 и в Наровлянском-137 ( в среднем на район Белоруссии приходилось тогда 89 гнезд. Это только то, что удалось зарегистрировать с помощью специально рассылавшихся по школам и лесничествам анкет. Действительная численность аистов была значительно больше. Кроме того, много аистов не гнездилось, а держались кочующими стаями в поймах Днепра, Припяти и их притоков.

Показательно, что в книге "Животный мир в зоне аварии Чернобыльской АЭС" соотношение белых и черных аистов в пойме Припяти в пределах зоны приводится как 1: 2 в пользу черного аиста (соответственно 2,1 и 1,1 особи на 100 гектаров). Еще больше в пойме Припяти в зоне было серых цапель- 3,3 особи на 100 гектаров. В этой же книге приводится случай, когда в июне 1993 года у деревни Борщевка (в 15- километровой зоне) на болоте отмечено скопление из 26 черных аистов, 10 белых аистов и 10 цапель.

В зоне отмечены также другие аистообразные. В Хойникском районе находится одно из шести мест регистрации кваквы в Беларуси, в Лоевском - одно из тринадцати мест регистрации рыжей цапли. В "Красной книге Беларуси" Брагинский район относится к немногим районам сплошного обитания большой выпи в республике. Большая, а также малая выпи зарегистрированы также в других районах зоны. В целом численность наиболее массовых аистообразных в пойме Припяти, загрязненной радионуклидами, выше численности таких общеизвестных видов как сорока, сойка, дятлы, мухоловки и некоторые другие.

В таких условиях не заметить аистообразных было просто невозможно. Тем более, что ряд их является "краснокнижниками", то есть представляют определенный практический интерес. В частности, мы в разработанной к 1993 году Схеме охраняемых территорий Беларуси предлагали на основании регистрации редких и исчезающих видов организовать в Наровлянском районе Словечненский биологический заказник, а в Брагинском - Днепровский (Сущеня, Пикулик, Самусенко, 1985, 1986). Своевременная организация этих заказников очень помогла бы изучить животный мир юго-востока Беларуси в период перед Чернобыльской катастрофой. Это было бы неоценимым подспорьем при зоологических исследованиях после катастрофы.

Но опять наши рекомендации не были учтены. Пока не "грянул гром" Чернобыля. Вот тогда- то и был создан и радиационно-, и экологический, и не заказник, а заповедник, да еще площадью 227 тысяч гектаров. Но это было уже в 1988 году. К тому времени, как говорится, "поезд ушел", и все пришлось начинать с абсолютного нуля.

Так стоит ли удивляться, что "не заметив" обоснованных рекомендаций по борьбе с грызунами или созданию биологических заказников, которых всего- то несколько в Беларуси, не заметят практически бесполезных аистообразных? В общем, так и остались аисты в печальном и далеко не гордом одиночестве, в своего рода научном вакууме, который они могли бы заполнить намного успешнее, чем многие так называемые "модельные" виды.

В первые годы после катастрофы на ЧАЭС изучение природы в зоне велось специалистами в соответствии с тем профилем и специализацией, какими они были и ранее. В давно привычном для каждого русле одни изучали деревья, другие - травы, третьи - лишайники, четвертые - рыб, пятые - насекомых, шестые - копытных и т.д. Большинство "модельных" видов для изучения радиационного облучения было выбрано не по их чувствительности к радиации, а по принципу наибольшего знакомства с ними исследователей. Поэтому в список "модельных" не попала собака - единственный вид, имеющий одинаковую с человеком летальную дозу облучения - 2,5-4,0 Грей. Если бы вместо поголовного уничтожения собак их использовали для радиационно-биологических исследований, можно было бы получить богатейший материал для многих теоретических и практических выводов, которые пришлось добывать намного более сложными, дорогими и не такими достоверными путями.

Примерно то же самое получилось и с аистами. Казалось бы, трудно найти более доступный, массовый и удобный вид для изучения ряда вопросов воздействия радиации на живую природу. Но в зоне каждый изучал то, что изучал много лет до Чернобыльской катастрофы: кто - куницу, кто - лося, кто - клещей. Кто - ракообразных, кто - грызунов. Правда, я занимался ранее изучением аистов, но это было в Гомельском и Минском пединститутах: аисты были замечательным объектом для обучения студентов-биологов методике полевых зоологических исследований. Но с того времени прошло более десятка лет, а сейчас аисты в план научных работ не входили. Да и недосуг было уделять внимание внеплановым работам летом 1986 года недалеко от еще не ликвидированного очага радиоактивных выбросов.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6 


Другие рефераты:

© 2010-2016 рефераты по безопасности жизнедеятельности