Рефераты по БЖД

Система национальных интересов России на Кавказе

Второй рисунок позволяет проанализировать системный характер взаимодействия различных групп интересов России. С точки зрения системного функционирования и развития, все изменения накапливаются в периферийных элементах, затем передаются к элементам, находящимся ближе к центру и, в конечном счете, влияют на центральный элемент системы. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что сама система национальных интересов России в Кавказском геополитическом регионе не может быть застывшим системным образованием. От реализации интересов локального внутригосударственного уровня зависит возможность реализации интересов других уровней. Вместе с тем, в силу накопления изменений в окружающей среде, которые затрагивают интересы периферийных уровней, необходимо осуществлять корректировку интересов центрального системообразующего уровня.

Анализ конкретных интересов России на Кавказе целесообразно начать с центрального элемента системы интересов – локального внутригосударственного уровня. Эта группа интересов названа таким образом потому, что речь идет о внутригосударственных интересах, локализованных в рамках одного геополитического региона.

В качестве важнейшего стратегического интереса рассматриваемого уровня представляется необходимым выделить урегулирование внутренних конфликтов. Здесь имеются в виду два внутренних конфликта – конфликт в Чечне и Осетино-Ингушский конфликт. Второй отмеченный нами конфликт в настоящее время находится в замороженно-тлеющем состоянии. Вместе с тем, это не означает, что он исчерпан. Этот конфликт уже прошел в 1992 г. через кровопролитие, овладел сознанием людей молодых поколений, что, как считает отечественный исследователь П.В. Чернов, может служить критерием его «зрелости»8 . Данный конфликт во многом возник искусственным путем по причине непонимания центральными властями специфики северокавказских реалий.

Под внешне благовидным предлогом переселения ингушей на свою этническую родину (в Пригородный район Владикавказа) было принято решение о возвращении незаконно депортированных народов. Вместе с тем, земли, на которые должны были возвратиться ингуши, были давно уже заселены осетинами и представителями других этнических групп, включая русских, заново отстроены и обработаны. Соответствующая информация о скором возвращении ингушей была заранее доведена до осетинского населения, которое начало активную подготовку к противодействию переселению. Подобная ситуация, по мнению ряда отечественных исследователей, не могла не привести к кровопролитию9 .

Заключенные соглашения между Северной Осетией и Ингушетией дают определенные надежды на мирное решение данного конфликта. Однако, как представляется, недостаточно договориться в формальном плане. Нужно еще сделать все для того, чтобы повернуть вектор национально-этнического противостояния к мирному сосуществованию. Нужно уничтожить имеющий место заряд национальной неприязни, который сформировался в период открытого противостояния и продолжает оставаться и по сей день.

Чеченский конфликт продолжает свое функционирование в открытой форме. В силу этого он является сегодня своеобразным детонатором, который может привести к тому, что он может существенно расшириться. Наиболее опасный вариант такого расширения связан с возможностью включения в орбиту данного конфликта Республики Дагестан. В целом, как вполне правомерно отмечает отечественный политолог К.С. Гаджиев, роль чеченского конфликта определяется тем, что его значение выходит далеко за рамки сугубо внутрироссийских проблем10 . Чеченский конфликт, несмотря на то, что является внутренним для России конфликтом, конституционно позволяющим Российской Федерации действовать в интересах защиты ее конституционного строя и территориальной целостности, сразу стал предметом ожесточенных дискуссий в рамках различных международных организаций и форумов. Здесь просматривается линия двойного стандарта в оценке происходящих в мире конфликтных процессов, которую неукоснительно проводят в жизнь США. Когда Америке нужно расправиться с неугодным Вашингтону режимом, то эта акция маскируется любыми благовидными предлогами (от необходимости взять ответственность на себя за судьбы мира, до борьбы с «цивилизационным злом» - международным терроризмом). Когда же США не имеют открытого повода для такой расправы, они всячески поддерживают национальный и иной сепаратизм для того, чтобы обвинить правительства государств, защищающих их целостность во всех смертных грехах. Известный американский дипломат Г. Киссинджер, упрекая лидеров НАТО за непоследовательность оценки событий в Косово и в Чечне, отмечает, что действия Сербии в Косово и России в Чечне являлись почти идентичными. В обоих случаях государство стремилось удержать власть над территорией с этнически чуждым населением, к тому же придерживающимся иных религиозных убеждений, оказывая на него военное давление. Смысл упрека Г.Киссинджера состоит в том, что для лидеров НАТО те, кого в Косово называли «борцами за свободу», превратились в Чечне в «мятежников» или в «боевиков»11 .

Все сказанное позволяет отметить, что Осетино-Ингушский и Чеченский конфликты развиваются отнюдь не автономно. Для выработки вариантов их урегулирования важно понимать, что эти конфликты связаны с другими конфликтными процессами в Кавказском геополитическом регионе в целом, с тем политическим курсом, который формируется в Москве, а также с глобальными политическими процессами, происходящими в мире. Данное обстоятельство еще раз иллюстрирует связь национальных интересов различного уровня.

Еще одним важным интересом Российской Федерации в Кавказском геополитическом регионе является сохранение территориальной целостности России. Здесь имеется в виду необходимость пресечения всякого рода сепаратистских настроений и соответствующих политических процессов, обусловленных этими настроениями. Реализация данного интереса находится в тесной связи с решением задачи урегулирования внутренних конфликтов. Уже упоминавшийся нами К.С. Гаджиев отмечает, что руководители большинства национальных движений Кавказских республик, входящих в состав России, выступая за национальный суверенитет своих народов, не вынашивают планы выхода из состава Российской Федерации. В подавляющем большинстве речь идет не о сепаратизме, не об отделении от России, а об устройстве и урегулировании отношений с Москвой на действительно федеративных началах, о поисках путей оптимального соотношения властных полномочий между центром, с одной стороны, и республиками, областями, автономиями – с другой12 . В данном контексте реализация отмеченного национального интереса России состоит в формировании своей собственной модели территориально-государственного устройства. Такая модель должна быть именно российской, отражая все многообразие ее специфических особенностей, связанных с многонациональным составом населения.

Важным национальным интересом локального внутригосударственного уровня для России, как представляется, является наращивание экономической, социальной инфраструктуры и формирование действенной системы государственного административного управления на Северном Кавказе как основы социальной и политической стабильности в регионе в целом. Речь здесь идет о стабильном экономическом и социально-политическом развитии Северного Кавказа и необходимом для этого результативном административном управлении.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6 


Другие рефераты:

© 2010-2016 рефераты по безопасности жизнедеятельности